Еще сейф!

    Его отыскал общепризнанный "счастливец " Анатолий Копыченко. Он в паре с Владимиром Шкуратовским вел поиск в районе офицерских кают. Эта часть корабля уже настолько обхожена, что все кажется знакомым и привычным. Но это чувство обманчиво. Надо смотреть и смотреть. В этот раз на борту "Дельфина" почти все подводники были с солидным стажем и опытом. За годы занятий подводным делом побывали на многих затонувших кораблях. Сегодня последний день пребывания на "Фрунзе", но ничего ценного найти так и не удалось. Больше всех по этому поводу, пожалуй, переживал Толя Копыченко. Но он и впрямь был счастливым на находки. Заглянув под огромный лист корпусной стали, он обнаружил "свой" второй сейф. Опять закипела работа. Валерий Аполлонов и Николай Дмитриев вместе со Шкуратовским и Копыченко с помощью рычагов и подпорок с невероятными усилиями подняли тяжелый лист. Застроповать ящик было делом нескольких минут. И вот новый сейф на палубе "Дельфина". По размерам он несколько меньше первого. Две полки внутри забиты тугими пачками бумаг. Сохранились они относительно неплохо. Очень многие документы свободно можно читать. Хорошо сохраняются в воде тексты выполненные типографским способом, отпечатанные на машинке (в том числе через копирку), и написанные простым карандашом. Все содержимое сейфа аккуратно извлекли и разложили на солнце для просушки (на этот раз сохранность бумаг позволила это сделать сразу).

 

Кликни, чтоб рассмотреть крупнее
Трешка из сейфа начфина

    Кроме документов в сейфе оказалась крупная сумма советских денег 1938 года выпуска. Вот они лежат потемневшие от ила, с размочаленными краями пачки купюр по три, пять, тридцать рублей. В пластмассовой тарелочке - горсть "серебряных" и медных монет. Они блестят как новенькие. Все мелкие и твердые вещи из сейфа, облепленные липким илом до неузнаваемости, мыли, как моют золото. И на диво, действительно его отмыли. Желтыми лучами сверкнул на солнце продолговатый "кирпичик" золотых швейцарских часов на браслете. Металл браслета - не золото, но, судя по его сохранности, принадлежит к числу стойких сплавов... Таким образом были отмыты хронометр и несколько бухгалтерских штампов.

    Но самое ценное в сейфе разумеется, документы. А было их много. Здесь ведомости на выдачу денег, где перечислены фамилии всего личного состава "Фрунзе", командировочные удостоверения, воинские проездные литеры. А вот отрывные талоны на перевозку багажа и других воинских грузов по железной дороге с гербовой печатью Э/М "Фрунзе" (она отлично видна). Крупными буквами напечатано: "НКО через ГОСБАНК". А внизу подписи: "Командир, Комиссар Э/М "Фрунзе" Черноморского флота". По документам можно проследить все перемещения и изменения в личном составе корабля. Почти все они подписаны командиром и комиссаром "Фрунзе". И всюду фамилии, фамилии...

    Впоследствии, после тщательной отборки и укомплектования все ценные документы из сейфов были приведены в необходимый для хранения порядок и переданы в Центральный Военно-Морской архив в Гатчине. Фотокопии же остались в клубном архиве. Все ценные вещественные реликвии стали экспонатами музеев в Севастополе и Николаеве.

Памятник на Тендре

Сентябрь 1971 года.

    ...Протяжные и печальные гудки родились и поплыли над залитым солнцем Черным морем. Катер совсем замедлил ход. Он почти остановился. На палубе, у фальшборта выстроилась безмолвная шеренга загорелых молодых людей. Черноволосая женщина медленно опускает на воду большой букет живых цветов...

    Давно утвердилась на море эта суровая и святая традиция. Так моряки отдают дань памяти погибшим кораблям и погибшим морякам. Здесь на дне покоятся останки эскадренного миноносца "Фрунзе".

 

Кликни, чтоб рассмотреть крупнее
Тамара Золкина

   Тамара Дмитриевна с волнением смотрит на синие убегающие волны. На этом месте сражался и погиб ее отец - комиссар корабля, Дмитрий Степанович Золкин... Недавно она заложила первый камень в памятник погибшим морякам "Фрунзе". Теперь его можно увидеть с моря. Он стоит на возвышенном месте пустынной Тендровской косы, у которой принял свой последний бой эсминец.

    Памятник этот строг и скромен. К увенчанному бронзовой звездой семиметровому шпилю прислонен тяжелый разлапистый якорь. Толстая цепь обвивает веретено и стелется по дикому граниту, которым обрамлено бетонное основание. Ровная площадка вокруг белеет крупной морской ракушкой. На лапе якоря табличка из нержавеющей стали. На ней слова: "Морякам эсминца "Фрунзе", погибшим в боях за Родину". Все это садковцы сделали по своей инициативе и своими силами. А начался памятник... со дна моря.