Под нами 10 метров. Ходовой конец белой трассой уходит в глубину и теряется где-то в двух метрах под нами. Погружаемся еще на метр, и сразу же из зелени проступает обросший ракушками, простирающийся далеко вперед мощный хребет котла. Доплыв до отвесно уходящего вниз края котла - верхняя точка выступает над грунтом на 6 метров - сваливаемся в пространство между котлом и первой турбиной. Здесь полным-полно всякого железа: вместе перемешались многочисленные трубы, кабеля, свернувшиеся в спираль мощные швеллера-жесткости, рваные листы обшивки. И все это покрыто толстым слоем ракушек и бурыми низкорослыми водорослями.

    Взяв вправо, перемахиваем через борт. Он почти разрушен и выступает из грунта на метр-полтора. Медленно двигаемся вдоль борта, поднявшись над ним на пару метров. Время и морская вода довершили разрушения, причиненные бомбами. Ржавчина одолела прочность металла, и корпус во многих местах развалился в стороны подобно створкам гигантской раковины.

    Повсюду множество капроновых, стальных тросов, зацепленных за обломки. Они стелятся вдоль борта, уходят в середину. А сколько здесь якорей! Есть маленькие рыбацкие - совсем крохи, а есть и побольше - массивный якорь Холла пробил остатки двух палуб и застрял в металлической мешанине, зацепившись лапой за котел. Хозяин якоря не смог его поднять, и разрубил якорную цепь - дремлющий же под водой корабль приобрел еще одну побрякушку.

    Вот под бортом, частично замытая в песок рыбацкая сеть. Их тут тоже великое множество - поколениями рыбаки цепляли ржавый остов некогда грозного корабля сетями и неизбежно их рвали. Как и якоря - это дань человека забытому кораблю.

    Но вот в поле зрения попадает корма эсминца. Когда-то над песчаными барханами возвышалось несколько метров подзора корабля, на котором были укреплены бронзовые звезда с серпом и молотом и буквы надписи: "ФРУНЗЕ". Теперь же, это едва ли полтора метра выступающего из грунта плавно закругленного остова с рваными, иззубренными краями обшивки и торчащими шпангоутами, в диаметральной плоскости которого возвышается мощный штевень.

    Мы шли с Игорем по левому борту и теперь возвращаемся вдоль правого. Вплываем на "палубу" и движемся в нос, обходя различные выступающие, обросшие мидиями глыбы - сейчас сложно понять, какой деталью корабля они были. Время съело ржавчиной непокорный металл, морская растительность скрыла остов своим покрывалом, скрывая острые и прямые грани, которые придал кораблю-великану человек. Ориентироваться можно только приблизительно. Вот из корпуса метра на три выступает здоровенная труба - судя по расположению это пиллерс одного из кормовых 102-мм орудий. Прямо у ее подножия глаз замечает необычные очертания: правильная окружность соединяется с центром радиальными спицами - штурвал! Быстро скользим вниз и, подхватив находку, выкорчевываем ее из наваленного сверху хлама. По-видимому, это штурвал кормового поста управления кораблем или аварийного рулевого устройства. Надежно запомнив место, где мы с напарником оставляем штурвал, отправляемся дальше - к турбинам, а затем в нос.

 

    Хаос искореженного металла, из зеленой толщи воды выступает громада котла. Проплываем под ним. Ничего примечательного: просто скала, выступающая подобно горошине из развернутого ржавого стручка корабельного корпуса. Размеренно работая ластами, продвигаемся вперед - появляется еще один котел. Плывем дальше - еще один, ...еще,...еще - пять котлов! Сейчас они холодны и безжизненны, а когда-то эти котлы позволяли турбинам развить мощность в 20 тысяч лошадиных сил!

    Торчащие во все стороны ребра жесткости, нагромождения ржавого железа спускающегося террасами по обе стороны к бортам, образовали странный город с "башнями" и "арками", "крепостными стенами". Здесь есть что-то похожее на улицы - однообразно направленные обломки, быть может, бывшие фрагменты палуб или бортов, - теперь по ним прогуливаются медузы. Есть и площади - значительные пространства дна занятые рухнувшими по бокам бортами. Стаи мелких рыбешек в погоне друг за другом постоянно резвятся там. Есть залы - может быть помещения корабля, а может быть

 

сложенные причудливо упавшими проржавевшими конструкциями. Заплывать туда опасно, ведь все это может обрушиться на беспечного ныряльщика. Можно лишь остановиться и заглянуть в середину: трубы, набор, все, сплошь покрытое слоем мидий, завязано здесь в непостижимом диком танце. Солнечные лучи, проникающие через крышу такого зала в многочисленные прорехи, укрывают все вокруг причудливым узором света и тени. Ну а все это вместе является подводным многоквартирным пентхаузом для морских обитателей.

 
 
 
  Игорь у штевня "Фрунзе"
 
  Кликни здесь, чтоб рассмотреть покрупнее
  Штурвал в лодке после подъема
 
 
     
 
 
 
 
 
 
  Назад, к первой части статьи "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ" Статьи о "ФРУНЗЕ" Продолжение статьи  "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ"  
Кликни здесь, чтоб рассмотреть покрупнее