Здесь очень тихо. Так тихо, что слышны собственные мысли: "Падение... бессилие... распад..." Непонятное щемящее чувство охватывает находящегося здесь, чувство присутствия прошлого, всего того, что было ярко, реально, многоцветно вчера, а сегодня, как черно-белая фотография, - плоско и отстранено. Каждое погружение сюда станет броском в прошлое - физически ты находишься в независимой Украине, а сознание - в первых месяцах войны. Когда еще ничего не было определено, далеко до перелома в войне и, лязгая гусеницами, немецкие танковые армии катятся по степям Советской Республики Украина. Чувствуешь тугую вибрацию временной спирали, которая может под воздействием неясных факторов завертеться эдак, а может распрямиться и в другую сторону, пустив локомотив истории и по другому пути. Почему кораблю, прошедшему огонь Первой мировой, пережившему Революцию, Гражданскую войну и Интервенцию суждено было погибнуть в первый же год войны? Может у "Фрунзе" могла быть и другая судьба - в завершенной на два года раньше войне, войти в вымпелах и флагах на рейд Севастополя. И чтоб непременно - нарядные люди на пристани, и матросы на палубе в белой парадной форме, и раскатистое "Ура!" над волнами... Лежащий под волнами остов корабля является звеном, соединяющий прошлое с нашими днями, служит символом того настоящего, которое могло бы быть, но так и не наступило.

 

    Перед нами появляется простирающийся далеко по бокам, и покато уходящий вниз и вперед склон. Еще несколько сильных гребков ластами и мы вылетаем на песок - корабль, раскинувшийся на морском дне более чем на 90 метров, закончился. Значит, этот непонятный склон - носовая часть эсминца. Медленно оплываем ее кругом. Носовая часть корабля оторвана от корпуса, и лежит на правом борту. Вот заросший ракушками клюз, здесь покоился якорь. Взбираемся верхом на обращенный к поверхности левый борт. Под нами провал - большущая дыра в обшивке. Заглянув внутрь, видим на дне среди бесформенных кусков железа, раскиданные снаряды главного калибра - 102-мм орудия. Это носовой артпогреб.

    Мы с Игорем уже долго были под водой - замерзли, да и запасы воздуха подходили к концу. Разворачиваемся и энергичными взмахами ласт добираемся до ходового конца. Прочно ухватившись за канат, вибрирующего от играющего на волнах "Буревестника", начинаем всплывать. Вверху, на поверхности, висит розовое брюхо нашего водолазного бота, а рядом - яркий, перемигивающийся глаз солнца. Еще несколько взмахов ластами - и вот он, трап. В маске играют веселые солнечные блики. Погружение окончено.

    Анализируя события прошедшего дня, не замечаешь ход времени. Незаметно вокруг начинает быстро сереть - разворачивается величественнейшее представление: восход солнца над морем. Постепенно блекнут звезды, и ореол нежно-розового света поднимается с востока. Скоро вокруг уже настолько светло, что можно различить на тендровском берегу маяки: Белокучугурский, полосатое тело Тендровского основного и ажурную стрелу Южного, - но солнце еще не взошло. Вода тихо плещется у борта, прикрытая сверху легкой дымкой. Утренняя свежесть делает воздух удивительно легким и приятным. Так длится очень недолго, когда вдруг вдоль горизонта на востоке пробегает ярко-желтая черта и одновременно в небо бежит сплошной фронт слегка приглушенного, переходящего от малинового у основания к золотистому и далее бледно-желтому на периферии света. Изменения происходят чрезвычайно быстро, и наблюдатель замирает с широко раскрытыми глазами, прикованный к палубе. Постепенно золотой прилив расширяется, и вот уже из-за горизонта появляется край солнечного диска. Совершенно незаметно для глаза меняется освещение и все - море и берег, приобретают теплые оттенки золотистого и желтого, оживают и становятся рельефными. От солнечного диска, растущего с каждой секундой, к наблюдателю по

 

водной поверхности бежит желтое море огней - отраженные солнечные лучи, и кажется, словно солнце притягивает к тебе свои руки. Природа, словно приветствуя новый день, вдруг обращает на себя внимание: стая чаек с криком проносится над головой, а в воде замечаешь массу колышущихся медузьих тел. Солнечный экватор вырастает из моря, быстро истончается и лопается золотая пуповина, растущая за горизонтом. Мгновение, и в полном своем великолепии солнце выкатывается на небо, быстро взбираясь по небосклону...

 
 
 
Аквалангист у носовой части "Фрунзе"  
 
 
Игорь идет на всплытие  
 
 
     
 
 
 
 
 
 
  Назад, к первой части статьи "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ" Статьи о "ФРУНЗЕ" Продолжение статьи  "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ"