Скинув бомбы, "Юнкерсы" на бреющем полете поливают палубу из пулеметов. Падают убитые и раненные, но корабль продолжает сражаться. Оглушенные, в окровавленной робе, комендоры стояли по колено в воде, но не выпускали орудийных рукояток. От бесперебойной стрельбы стволы орудий

раскалились и брызги воды от близких разрывов, поливающих орудие, мгновенно превращаются в пар, который, смешиваясь с пороховым дымом, застилает все вокруг.

    Чтобы избежать детонации от попадания бомбы, последовал приказ выпустить все торпеды и сбросить оставшиеся глубинные бомбы. Торпедные аппараты развернули к берегу, и одна за другой за борт с шумом вырвались и ушли к берегу сигарообразные тела торпед. Все было проведено слажено и быстро, несмотря на то, что все торпедисты еще в самом начале боя ушли на шлюпках на помощь морякам "Красной Армении" и остались там.

 

    По приказу контр-адмирала из кубриков вынесены все койки, расшнурованы и разбросаны на палубе пробковые матрасы. Проходит несколько минут, и крен резко возрастает. Корабль начинает валиться на борт. Звучит команда:

    - Всем наверх! Оставить корабль!

 

***

    На следующий день выдалась великолепная погода - штиль и много солнца. Под водой было светло, за ночь улеглась поднятая вчера течением взвесь. Ребята просто рвались поработать под водой, и мне удалось погрузиться только после обеда. Моим напарником стал корабельный боцман - Игорь Еремеев.

 

    Мы отправились в свободный поиск на корму эсминца, с целью обследовать район, где располагались каюты офицеров корабля и кают-компания. Довольно долго мы плавали над ржавым остовом эсминца, пытаясь что-то отыскать, но нам попадались лишь куски кабелей и рваные сети. Неожиданно, в двух метрах под нами, среди железа на самом дне, блеснула ярко белая полоска. Опускаемся пониже и освобождаем из песка фаянсовое блюдо. Оно совсем целое, но имеет рыжий цвет ржавчины, край, торчавший из песка, кое-где оброс мелкой мидией. Счищаем обрастание - на ободке до сих пор сохранился узор: по зеленой полосе блюдо окаймляет якорная цепь, замыкающаяся на выписанном золотом якоре в

спасательном круге. На круге написаны четыре буквы: "РККФ" - Рабоче-Крестьянский Красный Флот. Бережно передаем друг другу тарелку и рассматриваем ее под водой.

    Мы еще долго плавали, но больше ничего найти не удалось. И только возвращаясь на "Буревестник", вытащили из песка еще один предмет - мы решили, что это настенные часы. На массивной латунной пластинке корпуса крепился механизм с зубчатыми колесами, циферблат, покрытый белой эмалью, одна, по-видимому, часовая стрелка. Позже, уже на палубе мы очистили их от накипи, и нам открылась укрепленная сбоку табличка с гравировкой:

 
 

Похоже, кто-то из офицеров держал у себя в каюте французский раритет.

 
 
  Контр-адмирал Л.А. Владимирский, командующий Черноморской эскад-рой, и В.И. Семин, комиссар эскадры
Кликни здесь, чтоб посмотреть эмблему РККФ  
Посуда с "Фрунзе"  
 
 
     
 
 
 
 
 
 
  Назад, к первой части статьи "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ" Статьи о "ФРУНЗЕ" Продолжение статьи  "ЧЕРНОМОРСКИЙ  ВАРЯГ"  
Кликни здесь, чтоб рассмотреть крупнее